Карнавалы эпохи Средневековья

Герцен Четырехвековая история понимания, влияния и интерпретации Рабле весьма поучительна: Современники Рабле да и почти весь век , жившие в кругу тех же народных, литературных и общеидеологических традиций, в тех же условиях и событиях эпохи, как-то понимали нашего автора и сумели его оценить. О высокой оценке Рабле свидетельствуют как дошедшие до нас отзывы современников и ближайших потомков[18], так и частые переиздания его книг в и первой трети веков. При этом Рабле высоко ценили не только в кругах гуманистов, при дворе и в верхах городской буржуазии, но и в широких народных массах. Приведу интересный отзыв младшего современника Рабле, замечательного историка и писателя Этьена Пакье. В одном письме к Ронсару он пишет: О том, что Рабле был понятен и близок современникам, ярче всего свидетельствуют многочисленные и глубокие следы его влияния и целый ряд подражаний ему. Литература века была даже как бы завершена под знаком Рабле:

Карнавальная культура средневековья

Эта свобода смеха, как и всякая свобода, была, конечна, относительной; область ее была то шире, то уже, но вовсе она никогда не отменялась. Свобода эта, как мы видели, была связана с праздниками и ограничивалась в известной мере временными гранями праздничных дней. Она сливалась с праздничной атмосферой и сочеталась с одновременным разрешением мяса, сала, половой жизни.

Это праздничное освобождение смеха и тела резко контрастировало с минувшим или предстоящим постом.

Отношение к смеху, карнавальной традиции в затронутых культурой социального поведения, смеховой катарсис серьезного средневекового мира. Если в изученной М. М. Бахтиным традиции смех отменяет страх, то в.

Запрашиваемая вами страница удалена или перемещена Не отчаивайтесь. Впишите вставьте название документа или интересующие вас ключевые слова в поисковую форму и нажмите кнопку"Поиск", либо воспользуйтесь навигационным меню в левой колонке.

Место комического в средневековой культуре. Эстетика карнавала.

Выступал значимым компонентом средневековой и ренессансной народной культуры. Используется в современной философии культуры. Бахтина"Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и"Ренессанса" первый вариант рукописи был завершен в ; первое издание - Москва, ; переведена на многие языки. Отказавшись от традиционалистских описаний социального фона эпохи Возрождения и от рассмотрения передовых взглядов Рабле-гуманиста, Бахтин сосредоточился на исследовании античных и особенно средневековых истоков романа Рабле"Гаргантюа и Пантагрюэль".

89 частями и частицами единой и целостной народно-смеховой, карнавальной культуры»1. Отношение христианского мира к смеху и веселью вовсе не.

Рефераты Карнавалы эпохи Средневековья Празднества карнавального типа и связанные с ними смеховые действа или обряды занимали в жизни средневекового человека огромное место. Кроме карнавалов в собственном смысле с их многодневными и сложными площадными и уличными действами и шествиями, справлялись особые праздники дураков и праздник осла, существовал особый, освященный традицией вольный пасхальный смех. Более того, почти каждый церковный праздник имел свою, тоже освященную традицией, народно-площадную смеховую сторону.

Таковы, например, так называемые храмовые праздники, обычно сопровождаемые ярмарками с их богатой и разнообразной системой площадных увеселений с участием великанов, карликов и т. Карнавальная атмосфера господствовала и в дни постановок мистерий и соте. Царила она также на таких сельскохозяйственных праздниках, как сбор винограда, проходивший и в городах. Смех сопровождал обычно и гражданские и бытовые церемониалы и обряды: И бытовые пирушки не обходились без элементов смеховой организации, например, избрания на время пира королев и королей для смеха.

Все эти обрядово-зрелищные формы давали, подчеркнуто неофициальный, внецерковный и в негосударственный аспект мира, человека и человеческих отношений. Они как бы строили по ту сторону всего официального второй мир и вторую жизнь, которым все средневековые люди были в большей или меньшей степени причастны, в которых они в определенные сроки жили. Каковы же специфические особенности карнавалов средневековья и прежде всего какова их природа?

Прежде всего, необходимо отметить, что все карнавальные формы последовательно внецерковны и внерелигиозны. Они принадлежат к совершенно иной сфере бытия.

М. М. Бахтин творчество франсуа рабле и народная культура средневековья и ренессанса

У Рабле брат Жан — воплощение могучей травестирующей и обновляющей силы низового демократического клира[49]. Вообще в романе Рабле можно найти достаточно богатый материал переряженных священных текстов и изречений, рассеянных повсюду. В переводе это значит: Первая часть этой фразы связана с господствовавшим в те времена предрассудком его разделяли даже врачи , что по величине носа можно судить о величине фалла и , следовательно, производительной силе мужчины.

Рассматриваются коммуникативные аспекты карнавального смеха в Смеховая культура средневекового Запада через призму диалога Сразу отметим, .. от тысячелетиями воспитанного в человеке страха перед священным.

А между тем Рабле принадлежит одно из самых первых мест в ряду великих создателей европейских литератур. Белинский называл Рабле гениальным,"Вольтером века", а его роман - одним из лучших романов прежнего времени. Западные литературоведы и писатели обычно ставят Рабле - по его художественно-идеологической силе и по его историческому значению непосредственно после Шекспира или даже рядом с ним. Французские романтики, особенно Шатобриан и Гюго, относили его к небольшому числу величайших"гениев человечества" всех времен и народов.

Его считали и считают не только великим писателем в обычном смысле, но и мудрецом и пророком. Вот очень показательное суждение о Рабле историка Мишле:

Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и ренессанса

Но в православии всегда преобладала та линия, которая считала смех греховным. Еще Иоанн Златоуст заметил, что в Евангелии Христос никогда не смеется. Димитрий Ростовский прямо предписывал пастве: Исключение из этого правила делается редко; но оно всегда делается для юродивых.

Карнавальный смех – амбивалентный смех, он «хоронит и Смех и слезы Юродивый – фигура культа, а культ начинается со страха всю жизнь провел в сле- Гуревич А. Я. Проблемы средневековой народной культуры.

Так, во всех этих явлениях нашли выражение темы избыточного насыщения, праздничного изобилия. Аналогичны и образы карнавала. Принц карнавала нередко украшался гирляндой колбас. Пищевая чрезмерность находила свое выражение в гигантизме съедобного и его образов. Она могла достигать локтей в длину, весить фунта и, кроме других ингредиентов, содержать в себе 36 свиных окороков, как это имело место в кенигсбергском карнавале в г.

Мотивы чрезмерного насыщения, продуктового гигантизма, праздничного изобилия нередко идут рука об руку с другим мотивом:

ТВОРЧЕСТВО ФРАНСУА РАБЛЕ

Более того, материальный субстрат образа тенденция подчиняет отрицательному моменту: . , 10 , есть такие строки:

Смеховая культура - термин, который широко используется исследователями комического Со смехом уходило психологическое напряжение, страхи. смех «сатанинским» в то время как Бахтин, называл его «карнавальным». и народная культура средневековья и Ренессанса. - М.: Художественная.

Мы видели, что средневековый смех был абсолютно внеофициален, но он был зато легализован. Эта свобода смеха, как и всякая свобода, была, конечна, относительной; область ее была то шире, то уже, но вовсе она никогда не отменялась. Свобода эта, как мы видели, была связана с праздниками и ограничивалась в известной мере временными гранями праздничных дней. Она сливалась с праздничной атмосферой и сочеталась с одновременным разрешением мяса, сала, половой жизни.

Это праздничное освобождение смеха и тела резко контрастировало с минувшим или предстоящим постом. Праздник был как бы временной приостановкой действия всей официальной системы со всеми ее запретами и иерархическими барьерами. Жизнь на короткий срок выходит из своей обычной, узаконенной и освященной колеи и вступает в сферу утопической свободы. Самая эфемерность этой свободы только усиливала фантастичность и утопический радикализм создаваемых в праздничной атмосфере образов.

История развития карнавала и маскарада

Самому смеху границы почти не ставились, лишь бы это был смех. С универсализмом и свободой средневекового смеха связана и третья замечательная особенность его — существенная связь смеха с неофициальной народной правдой. Серьезность в классовой культуре официальна, авторитарна, сочетается с насилием, запретами, ограничениями. В такой серьезности всегда есть элемент страха и устрашения.

проявления страха в культуре Средневековья. Особое внимание уделяется исследованию . в карнавальном мире превращается в веселые" смешные Побежденный страх выражается в форме уродливо-смешного, в .

Герцен Четырехвековая история понимания, влияния и интерпретации Рабле весьма поучительна: Современники Рабле да и почти весь век , жившие в кругу тех же народных, литературных и общеидеологических традиций, в тех же условиях и событиях эпохи, как-то понимали нашего автора и сумели его оценить. О высокой оценке Рабле свидетельствуют как дошедшие до нас отзывы современников и ближайших потомков [1] , так и частые переиздания его книг в и первой трети веков.

При этом Рабле высоко ценили не только в кругах гуманистов, при дворе и в верхах городской буржуазии, но и в широких народных массах. Приведу интересный отзыв младшего современника Рабле, замечательного историка и писателя Этьена Пакье. В одном письме к Ронсару он пишет: О том, что Рабле был понятен и близок современникам, ярче всего свидетельствуют многочисленные и глубокие следы его влияния и целый ряд подражаний ему. Литература века была даже как бы завершена под знаком Рабле:

"Тандемы - 2" - Летний Кубок в Одессе, Лига Смеха 2017